logo

Комсомольская правда - 26 сентября 2006

26 Сентября 2006
Скачать всю статью в архиве zip
Комсомольская правда - 26 сентября 2006
Скачать скан

"Поначалу Билан мне показался страшненьким. Юрий Айзеншпис."


«Цою не давала развод первая жена»

На момент нашего знакомства Цой уже являлся сформировавшимся человеком и музыкантом с многолетней историей в питерском рок-движении. Об этом написано немало - не хочу повторяться. В Москве же он появился совсем недавно и жил со своей гражданской женой Наташей Разлоговой. Наташа - эстет, из киношных кругов, все недолгие годы их знакомства была Виктору хорошим и верным другом. Виктор хотел официально жениться на своей любимой, но первая жена не давала развод. Судебный процесс тянулся два года, вплоть до самой смерти Цоя, выпивая из него кучу сил и энергии.
Как-то в интервью Марьяны я прочел странные строки: «…какие могут быть браки-разводы, все это детские игры, да и сын вдобавок общий». Вот так логика! Ее можно было бы назвать женской, если бы не те вполне ощутимые дивиденды с имени Цоя, которые Марьяна получает по сей день. А женщине, которая три последних года его жизни была так близка с ним, достались лишь воспоминания…
Деньги надо уметь зарабатывать, уметь считать и - главное - делить так, чтобы никто не чувствовал себя обманутым. С каждого совместного концерта я получал примерно 20 процентов прибыли, из оставшихся средств 40 процентов брал себе Цой и по 20 оставалось на каждого из остальных трех музыкантов группы. То есть я получал больше обычного музыканта, но меньше лидера. Логично.
«Отказался продюсировать Киркорова»
С Пугачевой общаемся много лет, иногда даже встречал у нее дома Новый год. В последнее время встречи, конечно, нерегулярны - она занятая, я занятой. Но от моих приглашений редко отказывается - что на Сташевского ходила, что на «Динамит». Даже шутила, что стала их фанаткой. Вообще период работы с Владом отличался повышенной плотностью наших контактов с мега-звездой - ее дача находилась по соседству с дачей Алешиных. Ну а где Алла, там и Филипп - большой артист, несомненно… С ним я познакомился, еще когда диск Цоя выпускал. Какое-то время даже подумывал его продюсировать, но в итоге уступил эти лавры Непомнящему. Все-таки мой принцип - «артист с нуля».
«От Сташевского ушел из-за ревности»
Я сам явился виновником знакомства Влада Сташевского с будущей женой Ольгой Алешиной. С ее папой Владимиром Владимировичем Алешиным мы жили в одном районе, дружили, ходили в одну спортивную школу. В те годы жене Алешина сильно нравился Влад, и на одно из мероприятий, по-моему, день ее рождения, его и пригласили. Празднество отмечали на палубе теплохода, который курсировал по Москве-реке, там певец и встретился с Олей. Свадьба состоялась через семь-восемь месяцев после знакомства.
Оля, весьма властная от природы девушка, начала ревновать Влада. И не столько к многочисленным поклонницам и слухам, сколько ко мне. Ей показалось, что моя власть над ее супругом слишком велика. И она стала представлять Влада во всех переговорах, отстаивать его (и свои) интересы как второй продюсер, что ли. При этом посчитав, что финансовые условия не в пользу Влада, предложила их изменить. Пятилетний контракт мы пролонгировали еще на год, но брешь не затягивалась, а только расширялась. Это как в семейной жизни - после какого-то этапа уже не склеить. Оля все больше уверялась в возможности работать без меня, и печальный итог этой работы известен. Влад уже давно не появляется на ТВ, разве что как «Последний герой», его песни не крутят на радио.
«Я отговорил Диму от «Фабрики»
Я с кем-то разговаривал и краем глаза смотрел на парочку - парня и девушку, которые, как маятник, проходили мимо меня взад-вперед, при этом парень пританцовывал, вообще вел себя неординарно. Явно желая привлечь мое внимание. Ну и привлек.
- А ты что, артист?
- Нет еще, учусь в Гнесинке.
- Ну и где поешь?
- Да так, особо нигде. А я, кстати, узнал вас. Вы Юрий Шмильевич, очень приятно познакомиться.
- А что тут делаешь?
- Да вот тусуюсь, вот познакомился с вами. А вообще я хочу петь…
- Ну вот тебе номер моего телефона.
- Обязательно позвоню, да вы, наверное, и не вспомните. И Дима настойчиво звонил, наверное, несколько недель кряду, и когда откладывать встречу стало уже просто неудобно, позвал его в студию. Внешность Димы я оценил как своеобразную, может, без особо ярких черт, но нечто отличало, цепляло глаз. Пригласил на смотрины Отара, спросил шепотом: как думаешь, не страшноватый? Отар подивился: с чего ты взял? Очень даже ничего. Дима приехал, рассказал о своей жизни, о планах. Сказал, что сейчас идет кастинг, отбор на очередную «Фабрику». И если я хотя бы попробую начать с ним работать, он никуда не пойдет. И я ему посоветовал:
- Успеешь с кастингом. Давай посмотрим... Попросил Пашу, очень талантливого звукорежиссера, записать материал. После записи он сразу позвонил мне:
- Вы кого привели?
- В каком смысле…
Я подумал, сейчас последует уничтожительная характеристика, но нет.
- Да он певец. От Бога. Спуститесь, послушайте!
ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Дима БИЛАН: Юрий Шмильевич навсегда останется в моем сердце «Я очень рад, что сейчас держу в руках эту замечательную книгу моего учителя. Эту книгу Юрий Шмильевич писал не собственноручно, а надиктовывал знакомому журналисту. Думаю, все наши общие друзья с удовольствием ее прочтут. Айзеншпис навсегда останется в моем сердце. Он мне подарил «начало», без которого ничего бы не было».

 

Система Orphus